После кипрских событий усилился приток клиентских средств в SmsRaha

Наконец погрузилась с головой и, раскинув руки, поплыла на спине к лестнице, где между глиняными амфорами уже встречал ее под виноградной лозой живой и радостный дед. Ей завтра надо было рано вставать на работу.Перед тем как уйти, писательница N. Потом: мы же всем хотим образование дать… – Он вздохнул, выбил чек. – Они говорят – демография. А я забыла дома свою записную книжку.

Возьмем Ури: русский человек, причем из лучших, породистых представителей нации. В то время истеблишмент еще заигрывал с «русской» интеллигенцией, еще трепал ее по щечке, хотя запуганная телефонными и муниципальными счетами интеллигенция уже вовсю шуровала шваброй, где только могла. Порядочки: за выступление авторам они не платят, но могут оплатить такси и – как стопарь водки грузчику после работы – свести после передачи в буфет.Сема, как и многие, заблуждался по поводу ее пристрастий – она бы сейчас выпила пива. Надел высокие ботинки, штормовку с капюшоном. На рассвете ее – по шевелящейся глине – откопал какой-то белорусский крестьянин и укрывал в хлеву со свиньями до конца оккупации. Она считала себя обязанной выплатить все долги по дедовым векселям. Когда сыночку исполнилось семнадцать лет, мамочка умерла от неизвестной болезни. Сегодня в больнице у него было сдвоенное дежурство.Между тем время подбиралось к двум, и скоро надо было ехать. Здесь спецчасти ЦАХАЛа вылавливали порой крупных рыб. А вот какие кредиты в Эстонии готовы предложить частным клиентам. Там, у телевизора, сидел Боря и, как обычно, возмущался. Таких сапог ни у кого не было.– Да, – сказала Зяма, – их стачал его отец, мой прадед – лучший сапожник во всем крае.– Ну, и офицер прямиком к нему. Глянцевую картонку на сто тысяч шекелей он держал в нагрудном кармане гимнастерки, застегнутом на пуговицу. Внизу, у подъезда, иерусалимцев ждал микроавтобус. Рубина Дина Ильинична.Дина Рубина Вот идет Мессия. Часть первая Я верую полной верой в приход Мессии, и хотя он медлит, я буду ждать каждый день, что он придет. У него и на визитке было написано золотом: «Фредди Затирухин. Сука.Отозвали посоветоваться Ангел-Раю, которая при миллионере находилась неотлучно, как сестра милосердия, а точнее сказать – как акушерка, принимающая роды. Это место было некой невидимой границей, за которой опасность поездки признавалась безусловно существующей.Муж всегда просил Зяму добираться на автобусе, «культурно» – с автоматчиками и рацией. Похоже, на небесах не горят желанием встретиться с этим идиотом.Сейчас он процветает. В конце экскурсии, горячо его благодаря, они, как правило, доверительно интересовались – за какую, по его мнению, партию стоит подать свои весомые голоса. И не только потому, что никогда не пишу о том, чего не знает собственная шкура. Как обычно, она обрадовалась, засуетилась, бросилась к кромке тротуара, боясь, что он ее не заметит… Но Хаим – военная косточка – как и было договорено, подъезжал обычно к условленному часу, а если и раньше, то ждал несколько минут. Когда ты запомнишь!Но, как видно, читатель Златовратский неправильно понял Зямину ритуальную суровость. Взять займ без кредитной истории онлайн. Витя, принеси нож!Витя сбегал к шкафчику и с благоговением подмастерья подал Зяме длинный нож-пилу.– Да не этот! – воскликнула она раздраженно. – Этот молочный. Экскурсии для ветеранов субсидировались иерусалимским муниципалитетом, отделом по работе с пожилыми репатриантами, Джойнтом, Сохнутом и еще парочкой геронтофильских фондов. Элементарная логика подсказывала, что он должен был вернуться с подкреплением.Он и вернулся с тремя грузинскими бугаями, одним родным и двумя двоюродными своими братьями.Смерч налетел на безвинного Затирухина, допивающего свое пиво. Воистину одинаковых людей в природе не бывает: миллионер от выпитого мрачнел и старился, а пиротехник – веселел и молодел. лежала в горячих струях воздуха, которые гнал на нее большой вентилятор…»Омерзительно…«Обнаженная писательница N. В некоторых местах Витя сардонически хохотал и восклицал: «О, воображаю!» – а Зяма бормотала примирительно: «Ничего, ничего, оставь… Этот оборот вполне легитимен…»В разгар страды работу пришлось прервать. К тому же их занимает вопрос так называемого «престижа». Ивритом они владели примерно на одном уровне, араб даже получше. Давно должен был Буйвол слопать содержимое многочисленных тарелок, давно должен был отвалить. После кипрских событий усилился приток клиентских средств в SmsRaha. Хотя во внешних проявлениях не было у Молтобойцева ни нарочитого презрения, ни разухабистой наглости. с плохо запрятанным ехидством.Доктор внимательно и ласково взглянул на нее. Это означало, что целый час она может шататься по веселым, грязно-розовым закоулкам и тупичкам Иерусалима.Витя переобул свои пляжные сандалики на не менее идиотские, бального вида туфли-лодочки и повез ее к автостанции. Ты же умный, талантливый человек! В транспорте, в магазине, зашла в туалет, видишь, толстая дама перед зеркалом крутится, ты к ней – шасть: «Ах, вам бы килограммов десять сбросить!» – и, слово за слово, слово за слово…– Вот спасибо, – сказала она.

1 апреля - какой сегодня праздник? Праздники 1 апреля 2019

. Мысленно она говорила уже не «Ливан», а как местные жители – «Леванон»……Автобус подъезжал к Тель-Авиву, вот уже показались на равнине контуры могучего холма – городской помойки, в просторечье – Тель-Хара. Как будто и впрямь Судный День унес с собой весь морок прошлогодних проблем, обид и тягостей. Все это предстояло описать. Смотри – разлегся, не пускает.– Бедный Кондраша! – причитала Мелочь. – Остается один на всю ночь!Зяма присела у двери, пошептала псу, потрепала его за ухо.– Кондрашук! – сказала она, – Прекрати трагедию ломать. Через пять минут мы будем на месте. Недавно, к примеру, сон приснился: будто идет она с рынка Маханэ-Иегуда к остановке автобуса, само собой – нагруженная девятью кошелками, как ишак. Хорошенькое дельце!Прямо перед ним на выпирающем из каменной кладки желтом булыжнике замерла ящерка. в свое время выступала в библиотеках по линии бюро пропаганды писателей. Если добираться на автобусе, то в этом месте, рядом с издали заметной виллой из розового камня, в автобус всегда входили сопровождавшие – два солдата с автоматами и рацией. Его пригласили участвовать в симпозиуме Иерусалимского университета «Молчание Господа Бога». Вот, насыпал на голову песка с грязью. В последнее время это стало для него необходимым началом дня.Косым крылом розового утра уже накрыты были вдали башня университета на Скопусе и – огрызок карандаша – башня госпиталя Августы-Виктории. Но правдой также было и то, что израильский истеблишмент крепко побаивался культурной русской экспансии.Тогда на очередную демонстрацию перед резиденцией премьер-министра выходили несколько тысяч пенсионеров. А публика хочет легкого, весьелого…Мимо них, бодро толкая перед собой багажную тележку с контрабасом и, по обыкновению, омерзительно виляя задом, проехал этот пылкий идиот, контрабасист Хитлер. Выражалось это в некоторой размытости предметов и лиц и ощущении сдавленности пространства, которое хотелось с силой раздвинуть. Я, дорогие мои, – бандит с большой дороги. Радиостанция «Русский голос» продолжает свои передачи. Она, как Буратино, единственная пришла в восторг от «чудненького салюта» и просила еще и еще. На самом-то деле ничего другого она и не ожидала услышать. К этому Зяма привыкла – к тому, что в иврите нет обращения на «вы».– Четырнадцать, – обронила она задумчиво, застегивая лифчик.За ее спиной перестали щелкать по клавиатуре, повисла вежливая пауза. Попробуй выдавать ему каждое утро по десятке.– Хороший совет, – сказала она, – если б не старость и отсутствие денег. Возможно, его покойная жена не на пустом месте заговаривалась.Инспектору что-то вкололи, уложили на кушетку, и он затих. Клит же, видя, как Иосиф, полный негодования, сам, стоя в лодке, порывается вперед, чтобы лично исполнить наказание, начал умолять с берега, чтобы хоть одну руку оставил ему. Ох, ты еще придешь! Когда – как обычно, вечерком, в среду – в Духовный Центр ввалилась компания журналистов газеты «Регион», за столиком в баре сидел всего лишь один человек. Вторые тоже держали его за Машиаха, но полагали, что об этом надо помалкивать, а то все и так считают их сумасшедшими.Письман относился к первой категории. Очень скоро она обнаружила, что неплохо подрабатывает на бедах собственного народа. С огромным трудом, невероятным усилием воли мать заставила его разрядить винтовку. А меня до этого никто не целовал. Как взять микрозайм наличными по паспорту. Ангел-Рая опасалась даже – не придется ли щипцами тащить. Несчастный писательский ребенок. было по-настоящему хорошо. Прослушайте сводку новостей, с которой вас познакомит Алона Шахар.– Пятеро солдат убиты и четверо ранены в результате вчерашних столкновений с террористами из отряда «Хизбалла» на границе с Ливаном. Похоже, Хана выучила русский язык…Пес уже бился в закрытую дверь – рвался наружу. Но никак, бедняга, не может выкарабкаться из депрессий. Да, следует признаться: у нее развился самый настоящий психоз или, как бы это помягче, – некоторое безумное допущение. А чего там скрывать – он тоже, как ни крути, поселенец. Не допев ни одного куплета до конца, обрывал себя и так же задумчиво брал следующий кусок из соседней тарелки. В ней слышны были совершенно естественные, на разных звуковых планах голоса. В адской духоте молились рядом Перец Кравец, Агриппа Соколов, Ури Бар-Ханина, раввин Иешуа Пархомовский.Рядом с Ури, с молитвенником в руках, в нелепо сидящем на нем талесе, стоял Боря Каган. Говорят, милая была дама, пусть земля ей будет пухом.

ЗАХВАТ, СВОБОДА, ЗАДЕРЖАНИЕ | Захвативший самолёт EgyptAir арестован 29.03.2016 ЕГИПЕТ, КИПР

. Репатриировалась три месяца назад. Хаим доставал из багажника огромный термос с обжигающим «шоко», пакет с булочками, с вечера приготовленными его женой, и пирамидку одноразовых стаканов. Как многим алкоголикам, Грише есть было необязательно. Говорят, на последние несколько сот километров нанял вертолет. Например, во время войны в Персидском заливе делала передачи через день. Он сосредоточенно набивал свой желудок едой, как хорошая хозяйка набивает пасхальную утку яблоками и черносливом. Собственно, не в шее было дело, а в той особенной посадке головы, в некоем трепетном повороте, пленительном наклоне, кивке, – то самое виртуозное «чуть-чуть» в искусстве природы… А в остальном – баба как баба. Вообще, известная писательница N. Хорошее, домашнее, утомленное лицо. И сразу увидел: по ту сторону решетки, держась за нее обеими руками, стоял и смотрел на Витю большой и неудобный, странный человек с пронзительно красивым бритым лицом, несколько припухлым. Непарная обувь… И, знаешь, мне удалось оставить чуть ли не полкорабля… И он все понимал, этот капитан, но не мог доказать. Эту клади сюда, а эту сюда. Интересно, на что надеются, уезжая из России, все эти актеры, подумала Зяма, для профессиональной жизни которых нужны по меньшей мере зрители…Здесь Мишу бросила жена и, забрав сына, вернулась к родителям в Новочеркасск. А тут еще вы с вашим кардиналом.– Штыкерголд был и остается агентом КГБ! – встрепенулся Рон. – Я готов представить доказательства и написать статью!– Напишите по мне некролог, – сухо посоветовала Зяма. – Кстати, о доказательствах. это название лет пять не вспоминала. Среди всех выделялся некто Буйвол – чудовищной массой, волосатостью и грубостью. Однако все знают, что эти подставные директора-подвижники – дело десятое. Ведь Рамзес Второй – тот самый „Паро“, с которым вел беспощадную борьбу наш Учитель Моисей и которого евреи называют ничтожным, а мусульмане – Рамзесом Великим. Здесь всегда выходили солдаты. Поговаривали о сидячей демонстрации перед кнессетом. Первым у приехавшей знаменитости брал интервью журналист газеты «Регион», известный местный культуролог Лева Бронштейн – безумно образованный молодой интеллектуал, знающий неимоверное количество иностранных слов. Просьба ко всем – присоединимся к братьям. До известной степени – при полном отсутствии общепринятых навыков поведения – Рон был довольно деликатным человеком.– Я вот о чем подумал, – бодро говорил он, разбудив Зяму в пять часов двадцать минут утра. Она мерзла, как и положено в ее восемьдесят пять лет, а он, как и положено при его полноте, задыхался и мучался.– Витя! Мне пора капать глаза. – Тетка стояла над его потным телом, распростертым на постели. уже знала, как следует повернуть диалог, на котором ее, едва наметившийся, роман буксовал последние три недели… Витя сидел на лавочке у дверей барака в ожидании репетиции. То есть к ее детской шейке пририсовали школьный воротничок. Я тебе выдам значки, – продолжал он, – привлекающие внимание покупателей, но и ты не зевай. И… впервые в жизни оставил текст нетронутым.К этому времени в редакции всегда наступала сонная тишина, народ расслаблялся. Распространяет новомодный загадочный «Группенкайф»

Комментарии